79.
Бойся инфекцию, Пантеон!

То есть сопели и прочие склизкие штуковины. Ты мне: ха-ха-ха, чево я соплей бояться стану, коли они у меня вовсе не выводятся отродяся?

А вот то-то. Вместо того штобы их то есть сопели на кулаки мотать и изводить материю на платочки, ты должен с ними бороться как со смертным недугом!

Вот, ты сразу заёрзал ягодицею, и говоришь: не знал и не ведал, что через эдакую дрянь мне грозит гробовой капут! Научи избежать, научи препятствие учинить!

Научу, на то я к тебе и представлен.

Во-первых, кружок общения. Вот, соберётесь пошутить да шахмату сыграть, и ты вдруг видишь, что кто-то пробрался к тебе с красным носом или глазами плакает ни к селу ни к городу. Конечно, он не со зла носом красен, ну, а может, и диверсия, откудова тебе знать? И потому гони, гони что есть сил, а уж коли чих пойдёт, тогда вообще можно побить больно или насильно в чуланчик запереть, пусть там во тьме узилища по углам чихает, набирается санитарной культуры.

Вот, и после сразу полная санация. Неси едкого хлору, акустической соды и лизолу, и всё прилежно полей, каждую щёлку промазать чтобы. Одёжку простирни в той же хлорке до белого цвету. Сам себе на мордочку обуй подвязку из ватной марли (Микроб, он мелкий, но когда пытается через ватку пролезти, то сильно устаёт и потом кусает вполсилы, как бы нехотя.) Любую дверную открывашку обвяжи тряпками и полей какой-нибудь едкой гадостью. Оттого руки у всех станут чистые, и можно трогать друг дружку даже за зубы и глаза.

Это не всё. Надо дальше защищать. То есть вы с женой сообразите и поставьте друг друге всевозможных уколов антибьётика, посыпьтесь микробоубойным порошком и садитесь в карантин. То есть это комнатка, где всё время горит кварцевая ланпочка. Она вообще всё что осталось убьёт, и станете вы стерильными как Адам с Евой (это же Чорт им подсунул грязное яблоко с микробом). Вот, посидите там с ланпочкой недельку, и можете счастливо выходить, только подвязки с мордочек лутше не снимайте: Бог знает, какая нехристь к вам вдруг подберётся и начнёт в глаз чихать! Да и чего, мешает вам она штоли? Конешно, штобы красивше стало, можете на вкус украсить: бахрома там, бисер, крестиком какой орнамент. Так, глядишь, и мода пойдёт, и вот Москва, Кремль, президент сидит в подвязке с нашим гербом, министры все сидят в подвязках с символами своих ведомств. Вправду ведь, можно ведь на такой личинке массу информации поместить: кто такой, откудова, сколько лет, даже рекламу можно размещать. Так что не снимайте, и вам же лутше станет.

Тут ты мне начнёшь вякать, что, дескать, я так весь дом лизолом провонькаю, да и вообще суетно это всё. Правильно, скажу я тебе. И потому далее: врага надо знать лицо. То есть большую скрипку тут играет пропаганда предупреждения. Ты опять: а как это?

Развесь по всему домику своему цветные портретики микробов и вирусов. И разглядывай их до помутнения хрусталика, пытаясь угадать, где у них лицо. А коли угадал, глянь ему гаду в глазки поросячьи и скажи так: Ты меня не проймёшь, божья гниль, поскольку теперь я во всём оружии и знаю твой звериный оскал. Потом с женою тренируй; скажем, ты ей внезапный вопрос: чего у нас на кухне висит? Она, как ждала, чётко: бледная спирохетка! И тут же она тебе: а чего у нас в курительной комнате висит? Ты: трихомонадка махонькая там висит! То-то.

Лекцию друг друге читайте, как избежать. Листовки печатайте и по соседям суйте, особенно тем, которые чихают, а ладошкой харю не прикрывают. Таких масса некультурных ещё.

И уж главное это закалка. Объяснюсь. Микроб он любит когда тепло и сыро, ну, как у тебя в носе. Тогда он там сидит как дома и, уж извини за правду, что есть сил размножает себе подобных. То есть человек, — он другого склада, его хрен заставишь в мокрой постеле размножаться, а микробу только и надо, что это. И вот он уже не один сидит, а со своими детями, и причём эти гады тоже очень быстро соображают что к чему, так что скоро и внуки, и правнуки, так что в носе у тебя уже целая династия. Твой уж на что хилый организьм, с ними, конешно, борется как может, и идёт битва. И вот кто погиб с твоей и с ихней стороны, те выползают из носу соплёй. Теперь-то ты понял, дупа краковская, об чём я тебе толковал? То есть штобы микробу стало жалко жить и штобы он решил вовсе испражниться в небытие, надо создать климат: сухо и холодно. Тогда микроб прямо у тебя в носе в петлю полезет.

То есть сухо и холод, это как? А вот: как зима случится, ты сразу на лыжу стань и бегай по лесам, — так с тебя эти паразиты прямо на бегу соскакивать будут и загибаться в снежном плену! И ты это сразу заметишь, потому как размеры носа будут мельчать раз от разу, а может, он потом и вовсе сгинет, да это ничево, за подвязкою-то не видать. Хибарку свою проветривай как можно чаще, а можно постоянно для как можно надёжности. Но и лизол не забудь, и время от время хватани на пол ведёрко-другое. Тёплую вещь не носи, а то разопреет где в каком месте, там сразу и бацилле место жительства. И самое что есть главное заделайся моржом, то есть таким, который вовсе холода не боится. Да у тебя и басейн имеется. Вот, дело к зиме катит, так что проруби прорубь, и сиди там голый, делай себе здоровье. Сколь сидеть? А у тебя укромный градустник имеется: покудова он гнётся ещё, так сиди, а как сосулькою затвердел, знать пора растирать тело полотенцами из махры или вафель.

Так ты станешь ужасно живуч, и теперь уж из тебя наш герой генерал Карбышев не выйдет. То есть тебя фашисты водою поливать станут, а ты хохочешь себе, дескать, накати ещё ушатик, тварь нацисская!

Я уже толковал, што зима скоро, так тебе и совет в руку. С тем прощаю пока.

Амбал двужилый, Гвардей Цытыла.



Оглавление
© Гвардей Цытыла



Поделись поучением!