4.
Здравствуй друг по переписке.

Я уж не гадаю кто ты там мужчина какой или какая женщина потому что ведь хорошо когда друг по переписке, от этого нельзя плохо относиться хоть к кому как. А всё ж фото пришли или портрет какой работы Налбандяна или Серова в общем кто рисовал того и пришли, ведь интересно как ты там выглядишь в Москве — то при свете или в полудрёме дня уходящего, и чтобы чувствами было всё проникнуто соответствующими и страстью нездешней. Я вот жениться решил, а ты друг фото или портрет какой не шлёшь, у меня сомнения, а вдруг ты там какой ветеран израненный пулею дум-дум или инвалидка соц. труда, на заводе Клейтук потерявшая всё, чем раньше была горда и знаменита, причём зрения и разума вкупе. Ты пойми, что без даже завалящего какого рисуночка, детишкой накорябанного на листочке пользованном я ж на тебе не женюсь не думай. Московская прописка это одно, другое как жить с таким как ты безликою женщином или изуродованной пулею дум-дум или чук-чук мужчином. Войди в положение это же факт что если я весь в белом приеду как снег на голову а ты сидишь в кресле — кончалке или палочкой на Малой Бронной чёрным очком блистая слепой значит ходишь, а мне зачем?

Я мужчина здесь завидный меня кому хочешь можно, оно так, но Москва влечёт на изумление, потому там у вас культура, бьеннале разнообразные по дву раза в день, выставки, скандалы, педики расфуфыренные, богемы смеются и брют жрут, такой разный там бонтон, ведь творчество необычайное, тут тебе и бомонды, и демимонды слоями, а на тебе нет у нас такового. У вас я там по телевизору гляжу педики всякие, джэм-сэйшоны с привлеканием разных там звездей при гитарах и без оных, но ведь всё равно как, ты пойми, и ток-шоу, и квизы викторины, и вернисажи Налбандяна или какого Серова картинки какие кажут а я не могу без картинок, музыки мне надо хорошей, а у нас тут плохо.

Я привычек вредных не держусь, они у меня все очень полезные. Люблю лёгкие всяко развивать, то шарик какой надую, то просто напружусь, покраснею страсть, а лёгкие-то тоже напруженные очень сильно, развитие отсюда, я значит либо мундштук у валторны оближу и буду Чайковского или Mamas and papas, а ты под часами с кукушкой сидеть и чай дуть, да не обоссысь! (шутка такая. Я шутку люблю, ведь что семья без шуточного обхождения?.. так, прожигание времени и пространства).

Ещё я извёстку со стенок люблю. Обои не клей. Извёстку сам привезу. Кальций и прочие нужные элементы. Я и тебя приучу. Так вот подойдёшь к стеночке, ручкою коснёшься шершавой поверхостности, найдёшь слабину где, пальчиком каким отколупнёшь, такое наслаждение.

У меня увлечений массовость. Ты грустить со мною будешь редко, когда только я в каталепсию впадаю, а это редко, ты только тогда грустить начнёшь. Шуткам моим скучать станешь, статности моей тосковать и половой энергии неисчерпанной, потому что я пока воздержен, даос я, а как приеду, так сразу тантра и другая нехристь какая стану. Да ничего я тебе всяких удовлетворительных приборов привезу тут много всяких, если потребности соответствуют. А как из каталепсии-то выйду, тут тебе и шутки, и всякое развлекание, и гости семеро по лавкам в доме сидят салаты кушают, смеются, это ж так счастливо выйдет и умиления достойно.

Так что картинку какую или маску гипсовую шли по адресу, ведь жду ежечасно, ты меня не томи, у меня таких как ты куры не клюют.

Это опять шутка, а ты пришли. А ты делай как говорено, дом будет семья. А иначе не знаю что будет. Пришли ещё что сыру там, яичек заморской птицы киви, палочек чтобы рис кушать как надо а не так как мы жопу мучаем, гигантский ананас или что ещё. Это ты просто так без обиняков, чтоб надежда теплилась, а ведь как ещё? Никак.

Твои 90-60-90.



Оглавление
© Гвардей Цытыла



Поделись поучением!