39.
Пищеварение, Пантеон, твой первейший долг, то есть пищу варить надо само собой, а не абы как.


Да, ученичок ты мой единственный, вот тебе письмецо очерёдное, сокровенное. Поди, рад без мер и умысла, думаешь: «Вот, ещё на одну бумажку умнее стану. То есть спасибо наставнику, век ему Богу молиться!» И жена тут же рядом рёвом вопит, дескать, что бы мы тут в Мытищах-5 себе делали без дружеского слова или там без совета беспристрастного, ведь по миру бы пошли и так далее. Тут и сосед ломится, «дайте совету мне», просит, «я, — говорит, — сколько надо заплачу, только никак я не могу без советов вашего всеми уважаемого Гвардея Цытылы! Он маг и волшебник», — говорит. И то.

Вот ты мне тут всё нюнишь, что твой желудок пердит и стреляет, что там у тебя кошка злая сидит и царапает почём зря нежную стенку. Оттого у тебя якобы стул некучный, воняние изо рта и неваренье. И даже жена тебя как-то искоса говорит: «Что это у тебя, кишки, что ли, сломалися?» Ты ей втолкуй, что кишка сломаться не может по самоопределению, что она мягкая, как верёвка, и что у тебя не кишка, а просто в желудке котоклизма сделалась и тебе надо терапию врачевать.

Первым делом сходи к какой-никакой убогой старушке-волшебнице, пусть она тебе вколдует что-нибудь основополагающее, животворящее. То есть в бубны постучит, по полу поваляется, на карту погадает, святой водою обработает. А потом уж приступай к здоровому образу жизни, то есть в первую голову зделай себе пятиразовое питание, и ешь всякие нежирные штучки. Попей белого молочка, курочку погрызи, кашку какую пожиже поклюй. Вот свинью не смей, она тебе в желудок внесёт расстрой и всякие пятнышки дурацкие. Ежели что твёрдое захочется, ты соседу там или жене дай, они почавкают, разжуют как надо и тебе в тарелицу сплюнут — это тебе хорошая еда будет. Брось туда после веточку петрушки или просто веточку какую брось — и поглощай не торопясь серебристою ложечкою. Оттого стул у тебя станет на цвет, форму и консистенцию, как у младенчика, такой уж отборный, что даже жалко будет его без вторичного использования бездарно ронять во всепоглощающее очко твоего походного сортира.

Лежи много и думай: вот, мой желудок работает как песочные часы, то есть будто через глотку туда песок засыпаешь, а потом ждёшь, когда он у тебя из штанов попрёт, и всё точно в срок выходит, а никак не раньше. Или вот ещё: представь, что к тебе в желудок санитар махонький залез, кошку зловредную отметелил, вон она, в углу валяется без памяти, а потом стал тебе желудок этот самый всякими лечебными тряпками мыть. Это очень полезно такого себе представлять, я тебе точно говорю!

Но это только что для начала. Ты теперь иди к настоящим врачам и докторам, они тебе много открытий сделают, я тебя умоляю! Ну вот к примеру сунут тебе в рот трубку и будут через каждые четверть часа сосать твой желудковый сок в баночки в разные. Час так сидишь, другой, трубка-то из пасти торчит, а они все вокруг стоят ножиками машут и надсмехаются: «Это кто тут у нас с хоботом сидит, что за опупей такой слюнками исходит и тошнит его сильно?» То есть угрозость, хохотательство, издевание как есть, и ты, понятно, весь дрожишь, страшно тебе, оттого у тебя этот самый сок прямо брызжет целыми банками, то есть они специально пугают, чтоб из тебя анализ пёр.

Или вот тебе скажут: «Глотай лампочку!» ты, конечно, в перепуг, что тебе действительно лампочку всунут на целых пятьсот ватт, да ведь? Ха-ха-ха, нет, это будет не так всё! Это тебя просто покладут на бок, в зубы всунут противную кусалку, и через то начнут тебе в утробу пихать чёрную колбасу-змеючку, и так оригинально они тебе её туда всунут, что сразу всё видно станет, и врачиха через тебя посмотрит и сразу поймёт, каковое твоё нутро и скоро ли ты погибнешь. Ты следи за её харею: коли она весело колбасою шерудит и дружелюбно щерится, значит, ты живец ещё, то есть теоретически здоров. А ежели она уныло хлюпает носом, рыгает неутешно и глазом поводит побоку, то значит, ты уже как бы и никто, а так, полено из мяса и костей. Но я думаю, всё обойдётся, у вас там, в европе сраной, врачихи всё больше весёлые, не та картинка, что у нас.

Тебе понапишут таблеток, жена сразу пусть скачет в аптекку и тебе принесёт всяких цветных кнопочек, то есть это они, таблетки, и есть, и тебе их надо поесть, чтобы как говорится, формализовать заботы желудка. И вот как месяц-другой этих таблеток похрумкаешь, так сразу другое настроение, журчание в пузе совсем другое, и уж не пердит и не стреляет, а стул станет прямо как торфяные брикеты, даром что не в бумажку завёрнуты, да тебе это зачем? Не на рынок же нести. Хотя это мысль (NB).

Только ты и после про ЗОЖ, то есть про здоровый образ жизни, не забывай, а помни. Войди в привычку, чтобы здоровье твоё для тебя стало воистину коньком-горбунком. Даже пусть тебе жена всякие провокации гадит: то бурды какой прокислой вместо хванчкары нальёт, то тухлого яйца сварит, то жирную ногу гуся ночью тебе в глотку сунет как бы невзначай. А ты ей: "Нет, супруга, я такового говна не ем, отнесите зверям на скотный двор, а я ем только творожки и кур белых, оттого у меня в желудке теперь стерильность и ультрафиолет, даже кошку извёл, она нынче куда-то там уползла, наверное, через кишку теперь идёт в своё светлое будущее!"

Спиртной напиток пей теперь только диетический, да сметанкою всё больше закусывай, оттого у тебя теперь всегда будет хорошее настроение и призывное бурликание в животике, дескать, всё в порядке, хорошо то есть всё!

Никакой остроты не потребляй, забудь: ни аджика из-под таджика, ни чили, чтоб тебя лечили, ни горчица, чтоб снова лечиться — это всё крест. А как захочешь чем свою котлетку постную помазать, возьми-ка лучше соуса цоевого, он очень хорошо польётся, и котлетка тебе в пузичко пойдёт со смазкою, чем опять же тебе подмога.

Возьми себе в привычку в какашках палочкой копаться, это и полезно, и интерес немалый: вот ведь, дескать, курочку кушал, а вон оно что вышло! Ежели что непонятное встретится, ты не стесняй, а беги прямо с горшком к врачихе, и выспроси всё досканально: это что тут у меня, не опасно ли, дескать?

Это я тебе про один желудок рассказал, а теперь сам подумай: разве мало у тебя иных полостей и дырок? Ты обязан за всеми ними следить и холить, и что не так, сразу — то травок попей чудесных, то мазилками помажься, то зделай себе внутримышечную инфекцию. И такая у тебя жизнь пойдёт, что просто диву дашь! Глазом не успеешь мигнуть, а у тебя то коленка полетела, то сфинктер потёк, то селезня пучит. Там наладишь — тут сломается, тут подправишь — там всё наискосок. То есть следи и правь, то есть здоровье себе дороже. Никакого тебе личного времени, никаких банальных глупостей. Вот жена опять водки принесла, а ты ей, нет, не время, буду себе позвонок двигать, а то что-то наклонка затруднена. Сосед свистит, идём, говорит, голые на травке покувыркаемся, а ты ему: нет , не могу, мне угрожает печчоз цырози, боюсь, как бы кровянка не скисла вовсе.

И будет у тебя во взгляде серьёз и напор, то есть всё не как сейчас: только и смотришь, как бы ещё один шаг к кончине совершить через неумеренность и жирную пищу.

Берегись — вот тебе моё предупридиление.

Гвардейко-здоровейко.



Оглавление
© Гвардей Цытыла



Поделись поучением!