24.
Надо режим делать.

Вот ты всё там, значит, скачешь в чащах своих мытищенских, это да, то есть хорошая тренировка и на соседей лишний раз страх нагнать, но ведь делаешь ты это абы как, то есть системы нет, порядка. А порядок должен быть во всём, гамадрилка ты эдакая! То есть чего я введу? То есть сделай себе режим дня. Я тебе всё досконально опишу, а ты в рамочку, да на стенку: запамятовал, к примеру, что не так, шасть — вот тебе сердечный совет и вектор куда надо.

То есть.

Шесть нуль нуль: как петух «ко-ко» скажет, тут тебе и вставание предвидится. Ещё хорошо, что кто-нибудь песню будильную озвучил, или сам спой, чтоб просыпание сделалось гармоническим, то есть без стонов, матов и неуклюжего взгляда. Наденься трусами с майкой.

6. 05. Заправь простынку, одеялко верблюжачье, уголовное устройство уголком сверху водрузи, окошко раствори, чтобы твоё нечаянное ночное бздо всё в пространство переместилось и тебе было бы что вздыхать. И вообще туалетную воду полей.

6. 15. Утренний туалет, то есть поссать, посрать, а как ты думал? Это тебе от природы весточка, дескать, пи-пи, ка-ка.

6. 17. Подскоки, сгибы, верчение туловом, отчаянный бег, боксировка, то есть либо соседа побей, либо жену поучи.

6. 35. Утренний туалет, да ты не лезь в сортир вдругорядь, ты рожу умой, тело промакни, интимный момент провентилируй, то есть смотри приложение.

6. 50. Утренняя молитовка, то есть на карачки встань и бормочи какое что жалостное, дескать, вот, проснулся, спасибо то есть.

Семь нуль нуль: приём пищи и еды. Сухарик какой завалящий, да мокрый продукт — там вода или кефир белый. Ты, значит, кушай, а сам Бога помоли, дескать, ещё раз спасибо, а то голодал всю ночь.

7. 20. Ковыряние в зубах, чтобы глотку очистить от крошек и ненужной протоплазмы. Либо рукой, либо подручным каким средством, а то сосед или жена — им в радость, а тебе гигиена.

7. 40. Утренние работы. Ты стожок сметай, коровку помой, кольцо в нос вставь (да не себе, а коровке!) и на волю её пусти, пусть бегает, кефир тебе делает! Ты кошку причеши, забор палисандрик укрепи да покрась, жикетку жене или соседу свяжи крючками из шерсти малых овечек, семейный бюджет намозгуй да в щёты пощитай, роботов в розетку заряди (я тебе потом про роботов), то есть утром весьма много дел.

Одиннадцать нуль нуль. Второй завтрак. То есть сядь, потянись вроде бы за калачом каким, а потом скажи эдак покаянно: «Перебьешься, паршивец, не заработал ещё!» И — вон долой! Тебе будет за это от Бога знак: молодец, то есть, не хлебом единым! Что за знак? Каждый день новый будет, ты только по сторонам головой верти, и сам увидишь знак то собачка с золотыми зубами, то вертолёт падает, то сам святой Пётр тебя ключом по башке шарахнет, да ты не бойся, это хорошо тебе будет от того весьма!

11. 15. Шуточное швыряние вдаль. Не порань никого, то есть лучше что мягкое швыряй там мячик поросёнка или шерсти клок.

11.45. Полуденный туалет, то есть опять сортир. Ежели нет тяги — всё одно, сделай вид, потужься, потому как регулярный стул в магазине не купишь, ему учиться надо.

Двенадцать нуль нуль: вот уж шесть часов ты не как грустная рыба в банке лежишь, а как царь природы. Это надо осознать, да ещё на карачках постоять, дескать, полдень, спасибо как есть.

12.45. Иди с людями пообщайся, то есть за калитку, семечек с собой, сигареток, пивка, кого не увидишь — доверительно эдак в глазок глянь и заводи своё, дескать, всем ли довольны, куда путь держим и прочее дознание, чтоб людям стало сильно ясно: не безразличен ты к ихней судьбе, не всё ли тебе равно, казалось бы? Ан нет, у тебя прямо заинтересованность нечеловеческая, то есть уважение к тебе попрёт, потом и за калитку не выйдешь – глядь, толпучка стоит и тебя просит посопележевать, им же, местным, только и надо было, чтоб такой человечик объявился и всю их подноготную к ногтю вывел на чистую воду. То есть психотерапия, доведённая до народа.

Тринадцать нуль нуль. Казалось бы, всё, усталость, нога уже не та, то есть ходит плохо, голова уже занята тщетой и неправильной формулировкой, ну уж нет: ты по дому походи, стул подвигай, пыль подуй, посмотри, нет ли вор какой забрался и не желает ли умалить твоё потом и кровью нажитое движимое и недвижимое. Ежели вор – ты его либо топор ударь несильно, либо просто свяжи узлом по-морскому и в милицию снеси, там тебе сразу благодарность, целовать все полезут, но ты будь выше – не надо эти сантиметры заводить, а просто так скажи: « Я поступил так-то и так-то, то есть как сыздетства воспитан».

Четырнадцать нуль нуль. Обеденное торжество. Уж здесь развернись по-нашему, то есть жри не стесняясь, пока с другого тыла не полезет, это тебе чтобы ты день дожил в своей силе и не охал, как калека или как старушка беременная. То есть мармелад, сало кипячёное, рогалик и круассан, шпитачки и шкварки, фондю, омар дохлый какой, хе и сё, лабардан и икорка белая, улиткой сделанная прилежно, шампанзий мозг, конешно, крабовые палочки (не пойму, на кой хрен крабу палочки? Заместо костылей, чи шо?..), и десерт какой завалящий, тортик «Родина слышит» или там «Памяти Леонида Гайдая», или вафельное полотенце, только ты полотенце не кушай, а только вафли. Богу помоли, что, вот, поел, сейчас чувствую себя каким-то другим человеком. Губу потри, крошку сплюнь, суднó помой, с которого вкушал. Всё, пора.

Пятнадцать нуль нуль. Послеобеденный сон с мухами. Тебе же вес нужен, чтобы соответствовать гигантскому образу, то есть как поел, так и на боковую сделай, пусть тебе кто пятку чешет, сказочку какую потравит, там жена или сосед, уж это тебе решать, я ведь не могу тебе насиловать твои желания! Спи не нервничай, как будто ты притворяешься, а на самом деле какое-то умное размышляешь. Во сне рекомендую посмотреть про собак или будто ты герой какой бэтмэн, даркмэн или сноумэн.

17.10. Встал, потянись, улыбку сделай, музыку какую заиграй в граммофон, сделай себе лёгкость настроения. К окошку подойди, и вздыхай чтобы лёхкие расправились, как гармонные меха.

17.25. Смотрение телевизора. Про новости какие чеченские, про животных тварек, как они там по своим ждунглям скокочут, про несчастных калек и разбитые женские судьбы, про рекламу как потребление своё удовлетворить за малые денежки, киношку какую глянь, эротические зарисовки не премини углядеть, чтобы тонус возрос, экономикой поинтересуйся, чтобы знать как и что, то есть телевизор, да ты знаешь, это же удивительный мир открытий, чу!

Восемнадцать нуль нуль. Книжное читание. Возьми с полочки заветной какую — никакую книжицу, присядь, куда бог велел, лоб насупонь, глазкам ясность придай, и давай себе чтение. Ежели книжица не даётся, попробуй сначала вслух, потом про себя проговори, вдумайся, как надо, тут и придёт тебе мысль правильная. А уж коли совсем никак, просто заучи наизусть, как звукоподражало какое, это тебе как бы аванс: лет через 5-6, глядишь, и пронесёт тебя и смыслом, и содержанием, как майский дождик с грохотом. Что читать, это уж сам, я твоих вкусов не ведаю, но начни с чего попроще, то есть про Робинзона Крузо, про Гулливера, про Каштанку и про Оливера Твиста. Эти хорошие книжки.

Девятнадцать нуль нуль. Вечерние работы. Ты всё что надо делай, то есть домик свой убери, в крыше дырочки залатай, собачке ноготки подстриги, ямку вырой для не знаю уж чего, сам придумай, травку полей влажно, пенициллин природе сделай, чтобы любой заразе стало неудовлетворительно жить в твоих палестинах, лего собери в виде чудесного дворца с роботами (я тебе после про роботов). Тут тебе и усталость предвечерняя, и удовлетворение от гармонии в природном хозяйстве.

Двадцать один нуль нуль. Ужин лёгкий до того, что сам не заметишь, как пролетел. Крылышко птичье, стаканчик ситро, да и хватит. Богу помоли, чтобы переварилось успешно, чтоб поутру было чем порадоваться в отхожем месте.

21.30. Хорошие мысли на ночь. Подумай про счастье, про любовь, про то чтобы жить долго и счастливо, про Родину, про Москву златоглавую, про радостные моменты общежития. Можно даже всплакнуть сладко, дескать, как хорошо-то! Господи, как же хорошо! Сосед там или жена пусть тоже поучаствуют, им же тоже скоро спать, чего зря время терять.

Двадцать два нуль нуль. Отхождение ко сну. Полный всяких колыбельных мыслей, ложись себе в кроватку, то есть уголовное устройство взбей, одеялко верблюжачье откинь, простынку складочки расправь, и туда всем своим телесным устройством возлагайся. Снов тебе героических и прочих, но без всяких извратов и насильничанья. Помни.

Гвардей – полон идей



Оглавление
© Гвардей Цытыла



Поделись поучением!