2.
Ты гимнастикой тело тревожь.

Ты его мни, крути всяко, чтоб в радость. Ты мускул шевели, энергия чтобы. А то знаю, ты там в Москве ходишь квашня, а ведь раньше какой был атлет! Я помню. Ты ведь как птица раньше, как барс и вообще — какой-то сильно гибкий был такой, упругий и лотос сидел делал. Тебя пощупать было как резина, а теперь что? Смешной клоун. Шаг ступишь — а сил-то нет, одышка, колотьё и стул фрагментарный. Всему причина что так и думаешь пожрать да за бутылкой, а тело-то не делает своего минимума, тело-то невостребовано, томит его и неохота. Два шага ступишь — уж и в голове шум посмертный, уж и совсем всё сломалось и текёт отовсюдова, ведь кризис! Сам себе могилку, значит, сам себе. А кто виноват? Сам себе. Бедры слабые, коленки виснут, брюхо как пузырь какой бессмысленный висит помои варит, ни тебе гандбола ни тебе лаунтенниса поиграть, ни тебе клюшку и ни тебе просто так поскакать попрыгать как у деток принято. Я думаю, нельзя. Скажем, война там или танцы — а какой ты военный танцор? Так, смешной клоун и нелепость природы. То и жрёшь, что жир да муку, а от этого вся толстота и происходит. Или тебя на Луну зовут, а ты в ракету влезть никак, жопа мешает и другой орган какой. Это фантазия, а ты остерегись, будто я какой пророк или врач предупредить тебя. Окорок неподъёмный, брылы отвислые, ягодичный жир — всё это тебе в тяжесть, это всё тебе радость застит и делает жизнь задумчивой. Это нельзя.

Я ведь тоже. Ох, как тяжко было! А теперь — нет, наоборот, энергично теперь у меня, весело. Натуги никакой нет, шаг лёгкий и как детка малая с конфеткой, штанишки коротенькие, рубашонка на пуговичках, руки в цыпках, в общем, нормально. Когда худой это значит будто я как ангел или Бог, они тоже как я. А толстым стыдно, когда потно и жирно кругом, а в пуп стакан воды влазит, и расходы вообще баснословные.

И я тогда вот думаю похудеть, чтоб легко всё было. И вот гимнастика. Я то мячик покатаю, ох, прямо не могу, тяжело. Потом наклонные потуги, потом ногами разные штуки, и вот день-третий, как сразу славно, будто ведь другая личность, я ж себя в зеркале смотрю узнать боюсь, потому что другая личность будто. А потом бегал-бегал, бегал-бегал, калорию гнал, ведь взгляд на мир теперь не как у жирного борова, а взгляд теперь умный и значительный, будто сова или кошка какая. Вот и брюхо провалилось, бёдры такие худые-худые, жопы вовсе нет, мускул попёр, и дыхание чистое, так сказать, жизнь повернулась другим задом. Меня теперь сильно хвалят, потому и женщины теперь меня любят по-своему, по-бабьи, гладят всяко, да и у меня к ним охота началась, а то ведь раньше как? — да никак, онанизм да вздыхал исподлобья, будто вампир какой, и потом разве б я выжил половые радости? Там же энергия и упор. Там бы я и кончил свою дорогу. А теперь у меня отбоя нет, все лежат и просят, а я хожу и думаю: «Вот ведь какой худой! Вот ведь радость!». Я теперь то бегом, то как ветер, или Бубка, или уж не знаю, эпитетам не обучен. Я теперь ни жиринки, просто колосс какой на ногах, просто-таки прекрасная статуя, куда ни глянь, чего ни коснись. То гирька, то гантелька, ведь это ж праздник, а ты хотел, чтоб просто так. Нет, работать надо до крови и насморка, до полного осознания, до чтобы худым стать окончательно!

И ты себе сделай, чтоб всё худо стало, чтоб каждую кость прощупать и мускул играть невозбранно. Ты то скакалочку, то кетлер какой подёргай, то и вообще тягость какую увидишь, и ну её вертеть, чтоб всё вспотело и устало, а через это всё и случится разом полный комплект счастья и радости, чего и вам желаю, а если что, да.



Оглавление
© Гвардей Цытыла



Поделись поучением!