19.
Школу помнь!

Ты ж ведь кровиночка её и далее. Она ж тебе олуху крылышки всучила, дескать, лети. ( — О, лечу, учитель! — Лети, чуучело!) Школа тебе сопли утирала и другие места, школа тебе и питание и профориентация, и прочие полезные вещи. Она ж тебе знания и навык. Где ты в первый раз опилки понюхал? Где ты впервые круглоту глобуса ощутил? В каком уголку родной школы ты первую любовь свою мял и лапал нещадно?.. Это ж память на века.

Вот, гляжу на наше классное фотографие, и сразу как-то кисло во рту стало — вот ведь будто как вчера, а вроде будто и нынче! На карточку гляну, и всё сразу так светло-светло с дымкою, будто кто форточку открыл, и ветерок, и солнышко...

Вот этот, слева, в седьмом ряду, он всё в космос просился, готовил себя всяко, в круге вертелся, парашют прыгал, кроссворды гадал, книжку одну какую-то всё учил. Может, смотрит он на нас из окошка своего круглого, кашу из пипетки кушает, улыбается, потому что ведь все мёчты сбылись — кругом невесомость и приборы, и верный товарищ в телескоп на него смотрит, пугает будто, а на самом деле шутит, потому что там скучно сильно.

Вот, рядом с этим, маленький такой, тот всё в шахту рвался, хочу, говорит, уголёк откалывать, хочу, говорит, как гном или гоблин, но чтобы только как Стаханов. Он ведь от святых родителей был рождён, а ты не знал, всё ругал его, а он вон что. Он теперь и вправду шахтёр, но, заметь, святой! Борода такая углём припорошенная, крестик нательный, морда чумазая, задорный такой, всё смеётся и крестится, то есть как есть вписался в общую картинку бытия.

Или вот девочка стоит у стеночки бледная такая кашляет в платочек, а на платочке-то том кровь. Помнишь ли её?.. Я вот чего-то не припомню, может, просто пришла напоследок, чтоб память оставить, а мы и забыли, то есть осечка.

То есть каждый добился своего фокуса, уверенно то есть каждый в жизни, кто шахту, кто космос, только мы с тобою два говна, да ведь?

Ведь только вспомяни, как мы с тобою нигилизм и наркотики помышляли, газету бывало возьмём и исправляем все умные слова на маты или шутки какие, или Америку всё хвалили, что там негры на барабанах бьют и много свободы, а своё хаяли. Ты всё для смеху на лаптях ходил и говорил как народ, а я хоть и консомолец, всё тоже в туалете на стенке Zappa пис́ал и п́исал мимо. А ты всё глядел да хаха говорил, молодец говорил, нигилист то есть! Попросту мы с тобою как нонконформисты какие были, как последние отребье то есть, хоть я и консомолец, то есть личинкою-то прикроюсь, а сам всё нехорошее думал, про сатану и кровосмешение, да кто об это не думал тогда! Эх, эх! Да ладно, поздно жопу хватать, всё кончилось былое время, прощай, школа, учба, прощай!.. Тебе же до свидания.



Оглавление
© Гвардей Цытыла



Поделись поучением!