170.
Вот знать в Четне открылася самая большая на Европу мечеть.


Вот бы порадовалса покойничик Ахмадка Дыров! Потомушто это хорошо што открылася. Молодёш заместо тово штобы по горам шаритца и стрелять русково недотёпу, заместо наркотика и вредной философьи «вакхабизьм» станет теперь на карачьки и Аллаху начнёт говорить разные приятные вещи. Это и Аллаху хорошо, и в горах порядок, без мусору и трупов, сплошная экология.

И што самое приятное это то што не только местные патцаны на эту дудочку клюнули, а даже из Москвы-города прикатил великий руский певец, любимец великой карлицы Пахнутовой и ейново великово борзопиздца Бодронравого, Юлиан. Юля то есть. И вот ево вечор кажут по телевизеру и он толкует: «Я вот прямо щас на ваших глазах приму ислам и разом стану мусульман. Мне давно нравитца пять раз на дню на карачьках стоять мордою в сторону Мекки. А теперь я это буду делать законным порядком, и никто не сможет мне возразить и плюватца в глаза как ранше. Конешно со старой жиснью кранты, я больше не стану из себя гомика строить и в журналках целоватца с какими-то пидаразами. И имя изменю, штобы не дразнились, с лёхкой руки Г. Цытылы, «Сгубил Юлиана несдержанный анус», а стану теперь Жабраил, это был такой нацьональный мусульманцкий ангелоид, ныне покойный. Я продолжу ево дело».

Ах, как на нево, на Жабраила то есть, сразу набросилася наша массовая информацыя, какой гадостью поливать принялась! «Рекламный трюк», «грязная связь с обчественностью, то есть пиар», «вонючая исламская дешёвка», «певица Юлиана мечтает о многомужестве» и прочая мерзапакость. А ведь всё это неправда, просто певец или там певица, не важно, нашол свой путь во мраке невежества, познал истинного Бога можно сказать, чево ево гнобить и принижать? Пускай идёт себе и молитца за нас, грешилок беспутных. И веть не он один такой, спомнить хотя бы великово мериканцково мордобоя Кассиуса Клея который тоже боженьку обрёл под именем Мухамед-Али.

И вобще хорошо иногда именем поменятца для разногообразия. Женьщины в этом смысле конечно выигрывают, они как взамуш выйдут так сразу меняютца фамильей с мужем. Тоесть можно за жизнь кем только не побывать. Вот моя первая супружница носила мою фамилью всево девять месяцев, пока жили совмесно. Была скажем в девках Мямлина, потом стала Цытылою, а потом Кутейкина, а потом Малофеева, а потом Жвачькина, Худойбердыева, Лукоморко, Харковитая, Попкина-Небейвворота, И, Однокомнатко, Членовредительницына, к примеру. И ведь кажный раз што-то в ней в женьщине должно менятца, веть фамилья она ж как на нас виляет, это ж просто наша вторая «Я»! Вот ты только прецтавь себе што заместо гордово «Пантеон Забутов» ты стал бы ну впример Акакий Прокладкин или тово чище. Так твоя сутьба совсем инако сложилася бы, сидел бы сечас вахтёром на фабрике мяхкой игрушки в городе Бугульма и в носе ковырялса.

Конешно мужики тоже могут фамильями менятца, но они этово не делают потомушто выйдет страшная путаница. Скажем женилса Иванов на Петровой, знать она теперь Иванова а он Петров? А как дети пойдут, они же по оццу должны фамилью брать, а у нево у оцца опять-таки жёнина фамилья, — так тут сам чёрт заплутает!

Хотя с другой стороны вот китаёсы, они не путаютца, а у них у кажново куча имён. Вот родитца какой — ему дают молочное име, извесное только в семье. Потом юношецкие себдонимы. Потом когда стукнет совершеннолетие ещё одно име, офицыальное. При поступлении на работу ещё одно име. Потом ещё зрослый может сам себе придумать себдоним. А ранше после смерти на могилку писали ещё одно име.

Прецтавь себе как здорово когда у тебя херова туча всяких имян и себдонимов! Иду я в школу на работу, — там все почьтительно шепчут: Ментор Сатрапыч Троцкий идёт. Приехал в Мытищу, ты меня обнимаеш цэлуеш и называеш скажем Анвар Хунтянин. Пошол в пивную последнюю копейку понёс, там мне всегда рады и кличут не иначе как Анемподист Кручинин. Зашол к любимой женьщине отдать долг страсти, она сидит и мурлыкает: Эрот Афродитович Гламурник пришол беса потешить! Ну и так далее в тем же роде.

Так што пускай Юлька прикидываетца Жабраилом, мы ему нос утрём бес всяково исламу. Я вообще думаю имена отменить и называть кажново по настроенью и для смеху. Когда тебя жена уважает пущай зовёт по старому Пантеоном или там Кыглом. Как осерчает, будеш ты для неё Вспукл. Отойдёт маленько, но не совсем, — покаместь ты для неё Жвучка, совсем расслабитца, — знать Чепец. Ну и ты тоже её тагже. А ведь гамма настроений этими всеми не ограничиваетца! Вот к напримеру я нынче Нашево Президента сильно хочу называть просто Чача. Знать у меня таковое хитрое настроение. С тем и досвиданья,

Зосим Кукловодко.



Оглавление
© Гвардей Цытыла



Поделись поучением!