161.
Ты вот в адолесцентном обчестве живёшь Пантеонушко а всё старикуеш!


Крехтиш всё ох там у меня заболело а там кольнуло а оттудова потекло, надо принять пирамидон. Сериал «Вечный зов» глядиш и не нарыдаешся до сей поры, хоть ево сто двацатый раз показывают: «Как он там, Стёпка?». Принимаеш таблетку от старости, геронтологией увлёкся. Пластинку какую слушаеш? Лещенку да шульженку с Изабеллой Юрьевой. Спи, понимаеш, моё бедное серце, щастье, понимаеш, ведь было случайно.

Отработанный человечик, пустая порода. Вот мне твой сосед (огромной, скажу я тебе, башки человек!) пишет: «О прошлом только печётся, о былом, о минувшем… А разве можно в наше динамичное время так жить? Это не позитивно, это не конструктивно». И я с твоим соседом солидарен. Ибо другая эпоха пришла.

Адолесцентный — знать, юношеский. То есть с молодостью и с напором. Вот ты хоть раз видал по телевизеру рекламу с картинкою и с таковым текстом: «Этот катетер помог мне избавитца от навязчивых ухаживаний медсестры, хоть мне и девяноста семь лет?». Или «Вставная челюсть без меня — ничто, со мною — всё!» Потомушто эти вонючие старикашки некредитоспособны, они в хрюшку копилки мировово бизнеса ни копейки не потратят, а всё своё на похороны угрохают. Они — отмирающий ствол наших могучих юных веток.

Ты ли это? нет, у тебя ещё есть шанс.

Вот стань какнибуть с утра пораньше, пока жена спит, и понакупи в магазине всяких жувачек, сосалок, децских неожиданностей, сиречь «киндерсюрпризов», динозавриков зелёных и скульптуру поверженново Бэтмэна. Я тебе скажу, што продавщица на тебя посмотрит весьма одобрительно: дескать, видно, што не увял ещё душой, молодой ещё то есть, и бесплатно тайком подложит тебе в пакет пачьку контрафактных татуировок из серии «Сатанизм для самых маленьких». Домой тихонько вернись, жене татуировок напереводи пока спит, и разложи везде свои децские неожиданности. И вот жена с антресоли слезает, — ба, а тут жувачка с пузырём! Шаг-другой, — ба, а тут сосалка на палочке с неразгаданным внутренним содержимым! Киндерсюрпризов наломает, а оттуда всякие твари полезут, и космическая машина, и даже складной запридох.

То-то радостей станет, то-то вы день проведёте: то пожуёте с пузырём, то в парк Юрсково периуда сыграете, то ты — Дартс Ветер, он же Анекин Скайвокер, то жена — принцесса Амидала, дочька тоесть, а потом наоборот.

То есть ты доволен? Да. Жена? Ещё пуще. Она тем более от немца привезла набор пласмассовых игрушек «Аушвиц», сиречь «Освенцим», и тайком от тебя тихонько забавлялась. Но главно она тебе под вечер скажет: «Спасибо тебе Пантеонушко, вернул ты меня в потерянный рай возраста начальной школы, а я тебя завтра тогда верну в тинэйнжэры!» Ты всё равно этово не услышиш после полуторы литров брэнди.

Ты же Эльхантьевна пока он не очухалса и не начал похмелять дух, с утра поранше беги в мытищу и купи ему вот что: а.) сотовую трубку поярче и с цветным дисплеем; б.) одёжку поярче и попросторней штобы там могло поселитца ево «Я»; в.) белую маечьку с натписью «I' m bang-up again!» или там «Sissy boy» (ну тоесть я снова беременный или там плакса); г.) зайди в магазин розыгрышей и купи рвотных масс или вампирьи зубки пластиковые, они это любят пошутить. Ну ещё конешно плеер со страшною музыкой и билет на ночные танцы в заброшенной мясохладобойне на окраине мытищи.

Придёш, делом займись, скажем, иди валить очередной манчжурский кедр. Свалила, домой заходиш, а он тут как тут, сидит с плеером во всю голову в своей безразмерной одёжке и наяривает, лыбясь во весь рот, на трубке какую-нибуть эсэмэску сразу трём девчёнкам, дескать пойдём ночью в мясохладобойню. Глянет на тебя добрым влажным глазом и скажет: спасибо говорит жена што ты вернула меня в потерянный рай, ну и далее по тексту. То есть сразу видно што успел похмелитца.

То есть адолесцентный — это значит надо чево-то покупать. Ну вправду, што я сам штоли буду делать пластиковые зубки или там безразмерные штаны? А ведь хочетца, и потому я, обуреваемый юношецким задором и энэргией, вытяну на это срецтва из умирающево класса и пойду пугать и веселитца. То есть кто платит, тот и заказывает музыки.

И следовательно нам Пантеон тоже надо перестраиватца. Не раз в году а на постоянку.  И вот приежжаю я к вам а ты во садочке сидиш а рядом с тобой агромандая гора пробок от клинцкого пива. Вот, говориш ещё пять штук, и я её, эту кучу здам и получу фирменный футляр для фирменных пивных зубочисток с наклейкою, которая даст мне право на второй тур. Жена тут же бегает в кратких штанишках и радуетца, што поймала самое молодёжное радио, а там конкурс: кто сумеет в эфир сматеритца так, штобы никто ничего не понял. И якобы она выйграла приз, майку с надписью «B.Y.O.B.» (ну тоесть кажный приносит бутылку с собой, бринг ёр аун боттле). Только надо срочно ехать в Калугу, радио знать оттуда доноситца.

То есть адолесцентный — это значит можно што угодно выйграть, всех обмануть и ходить в заветной майке, выковыривая из зуба пиво. Вот што молодость с человеком делает Пантеонушко а ты молодеть не хочеш. Прекрати.

Гвардей Цытыла.



Оглавление
© Гвардей Цытыла



Поделись поучением!