160.
Вот тебе вскорости сорок лет уж Пантеонушко а ни одной медальки.


И так мне за тебя обидно становитца. Вот вы с женой приохотились кажное воскресенье гулять под ручкой вдоль своево дачного заборчика и общатца с местной элитой. Для таково случая у тебя пиджачок есть и брючки, у жены кринолины разные и летний зонтик спроворенный тобой из старово абажура, с кистями. Ну у вас там в мытище это ж как Бродвей: все ходют и дивятца виду друг дружки, шляпки-канапе только в воздухах и летают приветцтвуя очередных элитных дефилей.

И вот ходиш ты с чистой грудью и с завистью и нелепым внутренним гневом наблюдаеш што у любого козла который мимо тебя прошолся, на той же груди звону на пол-города. Вот идёт один ветхий, да чево там идёт! тащут ево жена дочка внучка жучка кыска и мышка, потомушто за немощью своей он не в состоянии всё это уташить: медальки «За основание Санкт-Питербурга и окрестностей», «За умеренное пьянцтво в рамках существующих условий и приличий», «За длительное и безупречное исполнение супружеских обязанностей», «За дальнее плавание в условиях моржа» и прочее. Ордена тут же сверкают «Свет Отечества», «Боль Отечества», «Совесть Отечества», «За коммунальную службу Отечеству» 3-й степени.

И ты тутже со своей лысой грудью. Хоть бы вспомнил што тебя из октябрят пионеров и консомольцев ещё никто не выгонял и гордо носил бы эти значьки хотя бы. Всё бы сверкало хоть издали вид был што бы. И жена уже литцо прячет в абажур потому как ей стыдно с таким без наград ходить. Купил бы на рынке хоть шашку с гравировкой «Лучшему скакуну 23-й башкирской отдельно взятой бригады им. Леси Украинки» и носил бы на боку, но только на боку! А то я знаю как ты её пристроить способен.

Всё одно мало, ну што это — шашка да пионерцкий значок? И нелепо, — в пиджаке и с саблею.

Тогда я думаю вам с женою надо занятца домашним изготовлением этих самых медалек с орденами. Ведь всё равно, их и в кремле сечас пекут как пирошки и раздают кому попало. То банкир какой евреюшко с такой тарелкой на животе што аж жалко не прикрутили ли её болтом к позвоночнику. То какой-нибуть генералушка столь пухленький што большая часть наград как-то теряетца в недрах дебелого тела. Видно што повоевал, намаялса и вот теперь восполняет витамин.

Так што ты не стесняйса и придумай там своих наградок. Ты из алюминию или свинца отливкой занимайса а жена пусть колодки обшивает всякими затейливыми цветными тряпочками. А я вам английцких булавок пришлю, их надо будет приклеить к колодочкам с помощью клея «Суперцемент».

И пойдёт работа. Вот у тебя сечас жена у немца обретаетца. Так готовь себе медальку «За долготерпение о возвращении жены из дальних стран». Ей же подготовь таковую: «За возвращение из дальних стран». И вот торжественная стреча. Ты ей загодя через соседа медальку брось штобы все видели што у вас тоже всё при медалях делаетца. И вы все в слезках друг дружке их привинчиваете и обмениваетесь трёхмерными поцелуями.

Или вот Манеж у вас там восстановили на Манежной же площади подле Кремля. Тоже отлей: «За восстановление Манежа». Эту можеш не только себе и жене, Лушкову подари, да мало ли чиновников кто восстанавливал. Ты-то конешно вроде и не восстанавливал но за медаль тебе Лушков иногда разрешит там ночью на лошадках поездить. Всё приятно и полезно для заднего здоровья.

Так скоро вся грудь у тебя станет прямо как броня, куда ни глянь всюду награда: «Жителю города Мытищи», «За правильную постановку стула», «За благолепие внешнего вида», «За уничтожение 10.000-ного манчжурского кедра», «За просто так, а всё приятно». И вот тогда вам с женой не стыдно станет воскресное дефиле производить а даже вот мимо тот ветхий прохоромает а ты ему: тьфу, у тебя сколь медалей? Тому и сказать нечево да и не может потомушто ты ево уделал по 1-е число и он плачет внутрь себя.

Гвардей Цытыла.



Оглавление
© Гвардей Цытыла



Поделись поучением!