137.
Надо понимать молодёш, Пантеонушко!


А ты вот совсем не понимаеш и даже хуже тово. Вот сосед твой мне всё пишет што ты их, молодёш, сильно не любиш и преследуеш где придётца, бьёш пребольно и называеш при этом соплячьём, опарышами, курвами, гнидами белыми, выкидышами, дегенератами, дебилами и имбецилами, микроцефалами, содомитами и полуфабрикантами. Толкуют тагже што бывало словиш каково помоложе, на цепку посадиш и издеваешса, рожу головы корчиш, пока тот со страху не наделается. И жена тоже участвует то есть стоит тут же и сильно злопствует, испуская остроумные замечания.

И што же это интересно стало причиною таковых ужасов и издеваний? Ежели поглядеть так ништо. Ну, да, по ночам они сидят у тебя во садочке и жгут автомогильные покрышки. И чем на милость тебе помешали два-три десятка нашево будующего, то есть парней з девками? Пускай сидят греютца и разговаривают свои проблеммы. Што громко разговаривают и матерятца? Так на то у них и проблеммы не то што твои — молодёш она машштабно мыслит, оттого и громкота, и мат-перемат оттого. Што ножики блистают да выстрелы с ружей пыхают то и миг? Это тоже понять возможно, они, молодёш, ещё не знают где добро и где зло, вот и ищут в темноте методом тыка. Вот ты бы к ним вышел и разъяснил дурачью где добро а где зло, тебе может быть и спасибо досталось бы. Не, ты сидиш з женою запертый в бане своей финской и носу вовне не кажеш. Потому они к тебе каждую ночку и ломятца штобы ты ответ держал и просветил за добро и зло. Дверка-то понятное дело заперта, а чево тогда делать патцанам? Ну сломают дверку, окошку побьют с пьяных глаз, потом ходят по дому и вопрошают дескать где ты Пантеон, хочем получить совета! И откликнулся ли ты на этот зов хоть разок, отворил ли броню своей банной дверцы? Нет. Сидиш там и тресёшса от бессмысленной ненависти и страхов. Потому и к тебе таковое отношение складываетца. Походят ребята, поищут, поаукают, и убедятца в том, што у тебя в доме всё из рук вон как плохо лежит. Станетца им грусно, кто-нибуть сбегает за водками и начнут их хлебать. (Вот это я не одобряю, пьянцтво и молодёш должны быть несовместны как гений и злодейство, но с другой стороны и они патцаны тоже имеют право на ошипку). Потом любовь пойдёт, разбегутца кто куда по твоим альковам и начнут таинства разные телесные. И што это тебя как-нибуть оскорбляет? Может в твоём домике зачинаетца какой-нибуть там новый Карл Гьеллеруп либо Генрих Понтоппидан, лауреаты нобеля по изящной словестности? То есть это тебе большая честь, потом может тебе доску повесят што здесь зачали таково-то и таково-то.

Ну ладно. Всё одно к утру они все разойдутца, их всех дома мамки с папками ждут, чай дескать стынет. И вот только тогда вы с женою вылезете из своево загашника, как шпиёны, одно благо што помылись и попарились черезчур основательно.

И вот повторяюсь вылезли вы и уселись на неполоматые стулья, и вот прецтавте што вдруг появляюс я или моя тень, ну не один ли вам хрен? И вот я бутто стою перед вами и толкую следующую речь: «Не буду кривитца душою, и мне не всё нравитца у молодых. Но ведь вспомним, што ещё в позупрошлом веку наш знаменитый Истургеньев воспел своими словами как отцов, так и детей. Эпоха тогда другая была, што толковать, и тогда отцам сильно не нравилось што их дети любят резать легушек. Это им казалось попранием всех святых обетов и надруганием божественного привидения. А вот сечас время совсем другое: попобуй заставь ково из молодых легушку зарезать, — засмеют и голым гулять по улитце пустят! У них теперь другая ценность — конпьютерные технологи, телевизеры с житкими экранами и переносные телефоны с квадратным звуком. То есть ихние нынешние интересы очень далеки от земноводных. Потому надо вникать в их внимание, понять ихнее чуство, а не комфронтация как вы там.

Помимо тово спомните чево сами по младым ноктям вытворяли и как ваши отцы глядели на вас жуткими глазами как на препарированных легушек?

Вот ты (это я жене твоей) в семнацать лет по три папиросины зараз курила? По ночам вопила што тебя посетил космический разум и оставил массу отпечатков? Збегала из дому в Фергану где тайно с-под полы торговала дыню? Ещё как.

За Пантеона вообще страшно сказать. По подвалам всяким подозрительным шастал, палками по голове товарищей лупил, штобы те получили трясенье мозгов (видиш ли им в армию не хотелось служить). За непомерные цены торговал американцкий бубульгум, а денюшки все пропивал с друшками. Однаждовы до тово допился, што вообразил бутто он уехал в Фергану, где и познакомился со своею будующей женою. Дома матерился так што все соседи в застенках иммигрировали в Израиль. Приставал к грязным женщинам а в случае отлупа што было за постоянку, травил их близнецами-дебилами што жили на этаж ниже. Пальцами насобачился изображать фашисскую свастику. Более тово, в шешнацать лет брил ноги, нелепо и смешно объясняя это стремлением к улутшению гидродинамических свойств конечностей во время занятий в плаваньи (!)

То есть вы там сильно не яритесь, не злопствуйте, даже отсюдова видно как на вас полыхают ваши головные уборы.

Вижу што стыд до вас наконец дошол. Ладно хватит мемуара, не то совсем депрессия. Вы главно должны допетрить што молодёш она всегда впереди и надо её полюбить какая она есть. А для этово надо опщатца. То есть заместо тово штобы сидеть ввечеру и пялить в телевизер идите лутше в клуб на танцы. Втеритесь в народ, потолкуйте про то и сё, сленг запоминайте, разучивайте ихние кислые танцульки. Потом сходите в звуковой киосок и накупите там кассеток только с ихней музыкой, и дома только её и слушайте штобы быть на волне. Бошки побрейте, купите у китайского кули спортивных костюмчиков с ланпасами.

И вот когда в очередной раз почуите што из садика тянет палёной резинкою, тек не прячьтесь в своей рейсканцелярии, а идите с широко раздвинутыми руками навстечу молодости задору силе и прочим качествам которые у вас уже отпали как осенние листочьки. Вас поймут и полюбят как они любят всех людей с широко раздвинутыми руками. То есть к молодым тянись, Пантеонушко. Docendo docemur.

Гвардей Цытыла



Оглавление
© Гвардей Цытыла



Поделись поучением!