124.
Займись сексом, Пантеонушко!


Секс конешно слово не наше, буржуазное, но это не важно, ты главно займись. Секс знать «пол» по-нашему. И вот зная твою исполнительность и уважение к моим советам представляю, как ты, прочитав первые строки моево письма, сразу стаёш на корячку и начинаеш скоблить свой заскорузлый пол, убирая мусор и заусенец. Не надо, Пантеон. Я про другое тебе толкую.

Секс это когда мужик с бабою обнимутца и вздыхают. Чево вздыхают это их дело, ты главно займись. Зная твою исполнительность и уважение к моим советам представляю што ты сразу побежиш на улитцу и не глядя кто есть кто начнёш любую бабу обнимать и вздыхать и думать што ты сексом занимаешся, даже если бабе лет девяносто и она одноногая, потомушто другая нога уже давно в могилке.

Нет надо штобы тебе соответствовала и штобы была сильно красивая. Вот такую увидиш, улыбайся и ходи кругами. Вот она скажем в рощитце присела на корточку и читает газету про СПИД, а ты кругами ходи и улыбайся. Не пройдёт и часа, как она на тебя обратит внимание и тоже начнёт улыбатца, чаровница. Вот тогда ты к ней: барышня, дескать, не заняться ли нам полом? То есть сексом? Она засмущаетца, конешно, ах, вы так настойчивы, не могу не уступить. Вот тут наступает самое главное, и тебе это надо объяснить, иначе наделаеш делов.

Одно дело — обниматца и вздыхать. Оно конешно похоже на секс только не совсем то. Женщина это такая мяхкая штука а в низе живота у ней есть отверстие требующее восполнения. Мужик это тоже мяхкий но в этой ситуацыи ему нужна твёрдость и решительность. У нево в низе живота есть такой отросток и ево надо засунуть в отверстие. Это и есть секс.

Я понимаю што ты ещё молод такие вещи слушать, однако крепись. Ведь надо когда-то тебе узнать тайны жизни. И лутше, если ты узнаеш их от меня. А то какой-нибудь алкаш или педик тебе таково наговорят што потом тебя посодют в тюрьму и будут порицать.

И вот баба откладывает в сторону газету про СПИД и говорит: чево уставился? Давай заниматца сексом. Тут ещё одна закавыка: она же одетая, в шубе, в сапогах, а одетыми, скажу я тебе, сексом не занимаютца. Надо разоблачить. То есть аккуратно снимаеш и развешиваеш на сучьях дерев. И вот она голая стоит и предвкушает радость соития. Ты, кстати, тоже разденься, а то неудобно как-то. Сразу определись: где у ней живот, а где у нево низ? А то бывали случаи. Один дурак услыхал што женщина любит ушами и воспринял это как куроводство к действию.

Ну здесь дальше сложно: обычно конешно вся эта балалайка совершаетца лёжа, хотя есть и исключения. Сам выбереш. Дальше слушай теорему: «Предположим, бабу голую положим. Засунем ей в яр перпендикуляр». И засовывай. Тут ещё одна тонкость: казалось бы засунул и всё лежиш как чурка и радуешся што занялся сексом. Это не так. Надо двигатца. То есть не то штобы ходить или бегать а так чуть-чуть. И в это время начать вдыхать и выдыхать воздуху радосно поскуливая. Я уж и не знаю чево там таково радосного только ведь тысячи лет традицыя живёт и не умирает, знать чево-то там таково есть!

Главное не переборщить. Я же знаю твою увлекающую натуру, тебе скажи: лежи и двигайся, так ты суток пять будеш. Нет, надо немного. Ведь бог знает может ей, бабе, куда-нибудь спешить надо, а ты тут всё про своё. Не задерживай.

Потом встали, помоги шубу надеть, потцелуй на прощанье и разбежалися радосно тряся курдюками. Вот это и есть секс. А ты мне чево говорил? Я говорит никогда не узнаю што такое секс. А ведь узнал. Чево бы ты без меня делал, курилка картинная! С тем и наклоняюсь,

Гвардейко Цытыла.



Оглавление
© Гвардей Цытыла



Поделись поучением!