120.
Вот тут, Пантеон, сильно шумели вокруг тово што Сант-Питербургу был большой празник, юбелей то есть.


Я знаеш тоже пошумел о чём тебе приложение со звёздочкою*. Наблюдал в телевизер как Наш Президент сильно плакал и засос целовал хладные камни набережной Невы а ему вторили все очень высокие, не то што Наш, гости. Самолично видел как простой санпитербурский народец радосно топил горе в вине во славу родного городка. Видел как там все сильно плясали с высоким подниманием коленок, как палила Аврора, как Мая Плесетцкая пела Евумарию и крутил хуетэ Поворотин. Потом показали дружецкий обед на осемь тыщ перцон и даже скушали подаренного персицким шахом слоника с колоссальным ананасом в зубах, а тагже кидали жеребий кому достанетца вяленый соловьиный язык, единственный на всех осемь тыщ. То есть празник удался, и даже странно што они вдруг решили остановитца и так внезапно разъехались.

Смотрел я всё это и думал горесной головой: а вот моему родному Томску в 2004 году от эрха сполнитца аж четыре сотен лет не то што этому Пидорбурку и што? Можеш ли ты прецтавить што Наш Президент суда в Томск приедет с цветком и станет плакая засос целовать хладный бетон набережной Томи причитая што дескать мало мы уделяем глубинке? Што он где-нибудь там под Томском лично реставрирует агромаднейший замок князя Мышкина и будет там иметь иностранных делегаций? И што Жорж Буш, заметно страдая на перелом копчека, передаст в дар Томску копию статуэтки Бабы-Свободы? И што гишпанский король Иван-Карла с благоговением поприсуцтвует на показательном обрезании юной молодёжи томского всетатарства и даже сам попробует, но тщетно? И што Жак-Щерак заметно страдая от типуна на езыке скажет на ломаном томском што дескать почему же я не Томич а всево какой-то занюханный французек?.. Хер. Не скажут, не подарют, не потцелуют, не обрежутца.

Всё потому што Томск далёко от центра. Вот ежели б мы были заместо Резани, так все бы понаехали, кто на халяву не падок? Сели б на эпилептричку, час-четвёртый, и все уже на месте. Вот, на берегу Око-Томи гиганские столы со жратвой, слоник опядьже жареный, оркестры звучат, бабы в наколках бегают игриво тряся бурдюками, здравницы и тостеры, бурлит финьшампань, фантастические животные ласково прислуживают столующимся, и даже Наш Президент здесь же, с бумашкою в нетвёрдой руке, пытаетца, перекрикивая толпучку, читать привецтвенную речь, но ево никто не слушает. Томское всетатарство поёт джазовые стандарты на родном языке, томское всееврейство всем раздаёт некошерную, по случаю празника, кушанью, то есть свиную мацу. Томские кулинары преподносят в дар Америке ночной горшок из мармелада. Томские строители рапортуют съезду што здано в эксплоатацию очередное поколение пролетариата. Томские фокусники достают из своих шляп массу освежёванных зайчиков, которые тут же идут в пищу. Приходит Хозяин Тайги, Лось, и говорит речь што дескать хватит на меня охотитца, уже и так весь в дырках от охотницких прострелов. Мэр города, Пистолет Макаров, перерезает какую-то ленточку, и все очень хлопают в аплодисмент, потому што так принято у нас, сибиряков, когда режут ленточки.

То есть очень весело станетца, Пантеон, и ты приежжай в Резань, только там Томск будет, а это недалеко. И Нашего позови, а то он призабудет или бумашку обранит, а всёжтаки надо штобы он хоть бы попытался чево прочитать. Жену вези, только приодень её по-нашему, то есть вся в соболях и лисьих хвостиках с медвежачьими ушками. А то приедет как обычно переодетая в пуму или ламу, будет горький момент. Да и сам приоденься в наш сибирский смокен, будем курить мох и ягель и пить сок морожки. Вправду, чево тебе там в мудищах процветать, приежжай хоть Нашево Президента посмотриш.

Гвардей Цытыла.


Приложение со звёздочкою*.

Пантеон, я иметь гросс проблем и имею быть поделиться про то.

Вечерний день я напил много водок, цвай пузырьки. Ейнен аффен хабен, то есть быть весёлый пьяный. Празник про юбилей второй столитца Руссланд, Питерград. Ходить город пока умел, кушать пумперникель унд цвибельклопс, а тагже фальшзаец, слушать таффельмусик, сильно приставал девушку, но он меня не имел любить как тоже была нетрезвы и похожая как на пферд. Зделал гросс феерверке, маленько поджигать Винтерпалац, доннерветер, мне дали колоссаль штраф. Дома когда нахаузен доимел приходить, полежал спать и мне стало несколько часов дремать. Утра рано скакал с кроватка и узнал трагедию: мой мозг поломат из-за катцендрекен (я писать про то) и теперь я поимел обычку толковать только с акцент из немца. Муттер меня толковаль: ты где и как шпрехен, то есть говорить, майне кляйне хер? Я ей так: муттер, их бин зольдат унд фройнд дер майн либер фатерлянд. Она бегать на скорую помощ и приводила много человеков с белым халатом. Те меня делали щупанье и стали возить на больной дом, психопатка. Там мне кололи электричества из крафтверк, оттого майн шварц копф стал очень седой и больной. А говорить я как раньше с акцент из немца, и писать стал так же, хендехох! Как мне зделать Пантеон, решай мой проблем и писай в психопатку до затребования.

Гвардей Цытыла.



Оглавление
© Гвардей Цытыла



Поделись поучением!