113.
Пьяный человечик это страх какой Пантеон.


Это же ужас какой. Он как напьётца так ведь страшные вещи творит. Это самое малое што в углу насрёт и будет нюхать говоря што цветы. А так ещё выйдет на серидину комнаты и говорит што вы все гады и меня, гения, не понимаете, и хлещет себя вениками по грудям. А то стихи зачнёт читать, и всё с матами и другими неправильными словесями. А то сядет в углу где нагадит и гадает себе на руке, и материтца, потомушто ни хрена не выходит. Тово хуже, приведёт с собою свинку и будет с нею, не взирая на протест окружающих, говорить по-свински то есть хрю-хрю и мяу-мяу, а тагже кушать заранее приготовленную отрупь. Или же тово же хуже попытаетца, мяхко говоря, соблазнить всех присутствующих оптом и всево за пять минут.  (Иногда это получаетца.)

Всё потому што нет культур выпивания. Это нам ещё Горбачёв толковал, наш первенец президент, тот, што с усами был. Он как говорил: пей, но дело разумей. И вот он так и держал линию: выпьет сухиньково, литруху-другую, но ещё в разуме, то есть ещё может решать судьбы народов. Покойница Раиса к нему подходит, говорит, дескать, Миша, Ближний Восток весь в огне, а у тебя уже глаз масляный, остепенись, разбавляй сухинькое минеральными водами, коих у нас в стране хоть попой пей. И Миша внимал. И достиг Нобеля. А ещё постараетца, так будет у нево и Букер, и первое место на конкурсе глухонемых чечёточников. Главное меру знать.

Тверёзый человечик он же всё понимает и знает, он наша гордость, потомушто мало их. Они сидят и за нас пьянитц всё думают. Мы ходим бодаемся а он ходит прямо с логарифмическою линейкою и наши судьбы рассчитывает, штобы мы сильно не бодалися а так чють-чють. Они ж нас спасают а мы чевото выёживаемса. И причём они ж демократы: так на халяву могут чинзану какую подороже полизать дескать мы своя братва. А нам и радосно, дескать, и они тоже такие же, тоже кушают. То есть они нас научут, просветят, зделают нашу жизнь богаче и колоритнее.

Они же лутше нас, пьянитц. Мы только и делаем што бутылок сшибаем а они гидростанции строют, ракетки запускают, книшки пишут. Пьяный он што тебе напишет? Пы-мы, сюки-дрюки. А тверёзый он как распишетца так не остановить ево. Про правду, про любовь, про животных разных. Всяко пишут и хорошо. Тверёзый человечик как запоёт, так сразу видно: человек трезвый, жизнь понимает и всё в меру, без излишества. У них там во всём мера. А пьянитца как завоет, так понимаеш только одно што поёт он про свои пьянства и пороки, то есть дрянь всякую. Бывали дни весёлые то есть. Они пьянитцы нашу жизнь усугубляют и не дают понять нам што это собственно мы живём? Без них всё было бы понятнее: надо, так надо. А тут они, суки, прискакали, пьянитцы то есть. И ну срать в углу.

Хотя конешно есть и контра. Вот мой знакомый таксидермист, N.N., так толкует: «Отсутствие видимого порока подразумевает ещё больший, скрытый порок. Так фиговым листком мы прикрываем от окружающих то, на что сами смотреть не в силах». Я конешно ни хрена из этово не понял но приятно што есть контра потомушто шибко люблю многополярностей и прулялизьм.

Я вот слыхал обиняком, што мозги человечиков сами генерируют 1,5 — 2 грамма этилового шпирту в сутки, заради эйфории. И вот мне представилося, што у трезвенников вместо двух граммов мозги искривятца и станут лупасить по поллитре в час…  А чем чёрт не шутит, когда Господь спит? Интерестно, чево они делать станут. Приходят в присутствие, а сами пьяные в дым, справку надо взять, а языком-то не совладеешь, бе-ме… Сесть хочеш, а жопа куда-то левее, то есть мимо. Вот кошка, восхотел погладить, а это не кошка вовсе, и даже не черепаха, а раненый лось… А откуда в присутствии раненый лось? Ты и ранил лазерным самострелом, только не помнишь, да и он тоже, потомушто у него тоже в мозгах крантик открылся со шпиртом. Тут подбегут маленькие чернокожие дети и начнут кричать: «Мамко!.. Папко!..», и вести домой последуют. А ты должен понять, што никаких детей, и лося, и присутствия нету, а это всё пьяный бред и што вообще всё пьяный бред и што ты раненый лазерным самострелом лось.

Чево и тебе желаю.

Гвардей Цытыла.



Оглавление
© Гвардей Цытыла



Поделись поучением!