103.
Я тебе давно толкую штобы ты анегдоты учил, Пантеон!

И вот теплит меня угольком за пазухой надежда што ты мне воймёшь и сразу вся твоя жизнь станет радосная аутентичность и понятливость. А то как тебе там выжить?..

Вот ты пришёл как гость в вертеп какой интелигенский, сел уголком и зыркаешь оттудова как выгнанный зверёк. К тебе хозяин и смехом, и шуткою, и разным другим развлеканием вроде шарад и игра бутылочкою, а тебе всё нипочём, только што шипишь с уголка: какие все тут моветоны и какая безкультура, ети их в сатиру. Ну, и к тебе так сразу таковое же отношение, дескать сильно больно много об себе размышляет, тычок кургузый, мы лутше сами посмеёмся над нашими совместными шутками и шарадками! И они все от тебя морды свои отверчивают и начинают хрипло хохотать про свои забавные проблемы. А ты сидишь и думаешь почему у тебя такой ум и изобретательность а тебя все манкируют и плюют. Потом вдруг решишь их всех поразить правильной ориентировкою юмора слов и начнёшь толковать им што-то смешное про структуру исполнительной власти в федеральной земле Рейнланд-Пфальц. Сам-то ты прямо мокрый весь снизу и ржёшь как молодой горобец, а те знать пялят на тебя зенки и толкуют промежности себя: надо этова кукушачьего мозга либо придушить задушкою либо вовсе извести методом дефенестрации то есть выкидыванием с окошка.

То есть нет Пантеон это лишь страшный сон и ты не бойся но учти што они сны иногда прямо в явь лезут и желают всенепременно воплотиться. Потому надо знать как штобы иначе сталось. То есть учи анегдот. Ежели по грецки, это знать ненаписанная история. Но сейчас для таковых как ты есть много разных бумажек где их пишут штобы смеялись. Или вот в интернетке там тоже много чево похихикать и запомнить для радостного хихикания других. И вот у тебя званый приём у итальянского посола. Жену надень в ночное платьицо и пусть сидит себе учит грусные стихи, это штобы контраст с тобою. А сам возьми этих самых бумажек и учи громким басом самые забавные анегдоты штобы там у итальянца сверкнуть своим алмазом и тем самым наладить мостик взаимопоминания.

И вот ты уже с женою там, она в ночнушке своей уже крутится в танце с послами, а ты нажрался уже швецкого стола и принял извне вовнутрь уже не меньше как с десяток гранёных стакашек амонтильядо и лакриме кристи. То есть штобы настроенье воссоздать. Потом делаешь жене неприметный значёк кобчиком, и она тут же начинает свои печальные стихи про:

Я не знаю, хто кого морочить,
Я б нагана знову в руки взяв
I стреляв бы в кожнi жирнi очi,
В кожну шубку i манто стрiляв!


Народ присмиреет весь, кто завещание строчит искреннее, кто просто сотрясает зал рыданьями, кто-то тащит с себя шубы и манто, но явно все сопереживают. И вот тут-то ты выскакиваешь в смешной шляпке и плащике-домино и басом кричишь: А вот у итальяшек такие длинные макароны, што вот кто-то скажем макарону кушает а она уже с другой стороны лезет! Ха-ха-ха. И тут же впрямь дикие хохоты, и тут же жену уже оттеснили, хоть она всем угрожает наганом и пуляет (пока) в воздух, и начинают тебя просить ещё раз рассказать. Ты ещё раз про макарону им, и те же смеховые эффекты в повторенье, а ты им так загадочно глазом зыркаешь и толкуешь: а у меня ещё очень много таких репертуаров на памятке имеет место быть!

Тут и пойдёт. Жена быстренько переоденет своё тело, тоже штобы плащик-домино, выпрыгнет вся в блёстках, и вы в пару как начнёте: «Жена, а кто там у тебя в шкапчике сидит? — Так любовник там у меня сидит! —  Да я не про тот шкапчик, а вон про тот! — А там никово! — Так ты што, жена, даже с Никем спишь?!» И опять овация и опять итальянское добродушное бормотание што дескать у них у русских своеобычные чуства юморов.

То есть дальше больше. Начни им загадку загаживать, то есть начало анегдота расскажи, а конец пусть сами придумывают. «Пришёл мужик с командировки, а у жены любовник спит в кроватях. Вот мужик лёг спать, но што-то ему мешает под боком (это знать любовник), он жене и говорит: «Это там што у меня?..» — а твои слушатели пускай придумают, как жена выкрутилась из этой щекотной ситуации. И тебе легшее, и им радость што они тоже участвуют в форклоре и што они тоже могут веселить народы.

И вот вы уходить собрались уже, а вам вслед играет итальянский Верди из оперы Аиды, и все плачут и им скушно, и петарды, и салют, и тебе уже тайком суют гражданство Италии и миллиарды лир. Только бы ещё разок тебя послушать и высмеять.

То есть анегдот это мудрость в весёлом виде.  Учи как можно больше из газеток и прочего, и будешь слыть сильным шутником с мудростью на заднем уме. Тренируйся на жене, пусть лишний раз усмехнётца, а то у ней жизнь тяжёлая и непомерная. Так глядиш выйдешь на эстраду и заменишь там этих старых шутов которые уже нашутили по самые уши. А ты пока  ещё  кровь с молотком, кому как не тебе, а? Да, именно.

Гвардей Цытыла.



Оглавление
© Гвардей Цытыла



Поделись поучением!